Незаконная рубка: специалисты лесного хозяйства

(0)

Рубрика: Незаконная рубка

В продолжении темы о незаконных рубках, целесообразно будет начать говорить об надзорно- контролирующих лесных службах.

Те лесорубы, кто уже не первое десятилетие работает в лесной сфере, прекрасно помнят, что ранее контролем и надзором занималась система лесхозов, которая была в ведомстве Агентства лесного хозяйства. Именно там я и начинал свою трудовую деятельность в качестве инспектора по охране и защите леса.

равновесие-в-незаконных-рубках картинки

Существовал довольно приличный штат лесников – «рабочие единицы», за которыми были закреплены конкретные участки обходов, и с которых, якобы, действовал спрос за состояние участка, как в пожароопасном отношении, так и в случае предотвращения незаконных рубок. Насколько эффективно действовала данная система в различных регионах страны, судить исключительно вам, уважаемые читатели. Где-то она выполнялась более-менее добросовестно, а где-то она, мягко говоря, вообще «не существовала». Предполагаю, что в большинстве своем лесхозы халатно исполняли свою роль, по крайней мере, в 90-е годы. Ниже кратко пробежимся по истории…

Как все начиналось

В начале 90-х годов, государство «определило» лесхозы на «самообеспечение», предоставив возможность получать доход от реализации древесины от рубок ухода. Какие-либо дотации или компенсации от государства уже были исключены. Именно тогда и возник соблазн в получении максимальной финансовой выгоды от данного, казалось бы, законного вида деятельности. Получить максимальную отдачу от рубок ухода способствовало напрямую нарушение правил ухода за лесом, а именно выборка лучших в росте деревьев в составе древостоя, по более ценным видам пород. Лесхозы «вкрадчиво» «пощупали» данный метод и вскоре пришло осознание, что никакой «кары и возмездия» не следует за подобную практику (у государства были другие заботы: рваться в высь к великому будущему демократии, организовывать баталии в борьбе за власть, казну, «демократические ценности»). А раз так, то вскоре масштабы искаженных рубок ухода достигли невероятных размахов, как по количеству их проведения, так и по объему вырубаемой древесины. Даже уже не в узких кругах, а в «широких массах» народа рубки ухода приобрели всем известное классическое определение – «рубки дохода». Данный термин особенно глубоко укоренился в «словестной базе» правоохранительных органов в отношении незаконных рубок. Возможно данные деяния способствовали лесхозам удержаться «на плаву» достаточно долгое время, как самой структуре, так и не позволить растерять штатных сотрудников – специалистов. Правильно это или нет – об этом мы будем обсуждать в других публикациях данной темы о незаконных рубках. Однако, то, что рубки ухода в стране проведены в надлежащих объемах и надлежащим образом, отражено документально, но не фактически, остается катастрофической проблемой. Проблема состоит в том, что все «мы» из лесной братии (кроме «посвященных людей») глубоко убеждены, что хвойного леса в стране неимоверно много по заключению (докладах) проведенных рубок ухода, а на самом деле подавляющий объем хвойника вырублен и прогрессивно насыщено оставленными мягколиственными насаждениями.

Революция в стране в начале 90-х, которая перевернула государственный строй, хаос, нищета населения, рейдерские захваты ОПГ производственных секторов и земель, экспериментальные реформы в экономике и отраслях, дефолт – все это косвенно и напрямую отразилось на лесное хозяйство. Многие предприниматели законно и незаконно поднявшиеся на лесном бизнесе «требовали» от реформаторов «большего». «Истрепанное» государство уже не могло «содержать» лесное хозяйство, не могло унять бесконтрольные рубки ухода, прочие нелегальные вырубки и находилось в своем роде под шантажом у бизнеса, который как бы намекал: «отдай лесок под мой патронаж, а я его не обижу и никому в обиду не дам».

отдай лесок под мой патронаж, а я его не обижу и никому в обиду не дам картинки

Так или иначе, смятения были сломлены и после небольших экспериментальных реформ 1997 года возник уже действующий «легендарный новый лесной кодекс» 2006 года и новые правящие структуры лесных угодий. Про остальные фантастические нововведения написано в этой статье…

Годом ранее, в 2005 году должности лесных инспекторов упразднили. Вся «власть советов» перешла к новой структуре – Росприроднадзору, а соответственно и к новым инспекторам. Штат сотрудников Росприроднадзора, которые были обязаны пресекать деятельность «лесных браконьеров», была ничтожна по сравнению с численностью кадров предыдущего ведомства. Никакого продвижения в борьбе с нелегальными вырубками не происходило и даже стало еще хуже. Если ранее, возможное присутствие лесников хотя бы отпугивало «чернодобытчиков леса», то при Роспироднадзоре боятся стало просто некого! Наступила эра «крупномасштабных боев» – безудержная, беспрерывная нелегальная рубка леса на всех фронтах страны. «Лесная чума» нового столетия!

Вся «власть советов» перешла к новой структуре – Росприроднадзору, а соответственно и к новым инспекторам. картинки

Когда крупное воровство, независимо от вида отрасли и «рода деятельности», принимает всеобщий характер, то он становиться «на виду». В советское время воровали первые лица ЦК и приближенные к ним «протеже», остальные «руководящие должности» в регионах воровали с особой осторожностью, под страхом смертной казни. Такое диктаторство и эгоизм правящих кругов Советов, позволяло держать всех на «коротком поводке» и сохранять равновесие. Если анализировать эти эпохи правления страной, то результат сопоставим с ничтожной долью процентности воровства против нынешних лет хищения, коррупции, рейдерских захватов. Это хаос, беспредел. С этим, безусловно, необходимо бороться. Это понимало и государство, и сами «воры-в-законе», ища баланс – золотую середину. В конце концов, «терпение» лопнуло и последовали законопроекты, реформы, усиление надзора и контроля за незаконными рубками, ужесточение наказаний.

незаконная-рубка картинки

Система лесхозов была упразднена и были сформированы лесничества и лесопарки, к которым, собственно, и перешли все полномочия лесохозяйственной отрасли. Власть лесной структуры также «передислоцировались» из центра в субъекты Российской Федерации к новым назначенцам. Все имущество бывших лесхозов дарственно перешло к субъектам страны. Подчиняться лесопаркам и лесничествам предстояло местным региональным органам власти. Каким именно – ответ размыт и лесной кодекс не дает конкретных разъяснений. Собственно, и о порядке формирований этих лесничеств ничего в законе толком не сказано.

Следует отметить, что новый Лесной кодекс особо уделил внимание к госконтролю лесопользования, лесовосстановлению, охране и защите лесов. В частности, речь идет о полномочиях, которые в довольно широком спектре возложены на должностные лица госконтроля региональных уровней. Беда в том, что у субъектов РФ отсутствовал опыт и навык организации управления лесами. Когда лесной Кодекс вступил в силу, то регионы оказались застигнуты врасплох, в полной растерянности и конфузе: как грамотно действовать, как руководствоваться новым законом, кто будет проводить надзорные полевые работы? Отсутствовал утвержденный штат сотрудников лесной охраны, финансирование не было спланировано и, собственно, выделено новоиспеченной системе.

Многие «черные лесорубы» «чухнулись» насчёт отсутствия надлежащего контроля и надзора за лесами и воспользовались этим временем. Незаконные рубки прогрессировали крупномасштабно. Особенно точно смогли уловить момент должностные лица, являющиеся специалистами в лесном хозяйстве. Это тот контингент, который остался после раскола старой системы лесхозов и ново-созданных лесничеств и продолжили работу в лесхозе, которая продолжала работать в качестве арендатора леса, но не имея контрольно-надзорных полномочий. Многие бывшие специалисты лесного хозяйства, сколотив в короткое время на незаконных рубках довольно внушительный стартовый капитал, ушли из «разового преступного» бизнеса в легальный. И таких людей не мало по всей стране. Работать в новой системе государственного контроля из-за крохотного жалования, недостаточного финансирования системы, противоречащих законов нового ЛК, остались ничтожные единицы опытных специалистов лесного хозяйства. Остальные подались в штат к крупным арендаторам леса или создали свои организации.

лесничество

Таким образом, лесопользование оставалось бесконтрольным в первый год существования новой системы. Последующие года стали «смутным временем», «великой депрессией», если хотите, как для работников леса, так и для лесной сферы в целом.

О специалистах лесного хозяйства

Как уже говорилось, специалисты лесного хозяйства при реструктуризации системы в подавляющей своей массе покинули ряды лесного хозяйства. Точнее сказать, их всех не взяли в новое ведомство по причине отсутствия вакансий, а еще точнее отсутствия кадровых должностей – они не предусмотрены законом. Штат участковых лесничих (инспекторов) был максимально сужен, и некоторым лесничим приходилось «брать» в свой «обход» несколько лесничеств.

Со временем мизерные зарплаты и высокая ответственность вынудила многих опытных специалистов лесного хозяйства покинуть работу в лесной охране. Их места и должности стали занимать бывшие студенты лесных техникумов (колледжей), у которых за плечами не было ни реальной практики, ни знаний на должном уровне. Юным инспекторам приходиться принимать решения на уровне эрудиции.

Мне приходилось работать с несколькими молодыми лесничими, которые «вчера» покинули студенческие парты, причем работать «по разные стороны баррикад» - он сотрудник госохраны, а я потенциальный нарушитель в штате арендатора леса. При освидетельствовании делянок с ужасом понимаешь, что новоявленный специалист вообще не ориентируется ни на месте, ни в обстоятельствах. И с тем же ужасом осознаешь, что чистый бланк протокола на лесосеку, который нарисовывается при стекающихся обстоятельствах и даром не нужен. «Кристально-чистая характеристика» участка безусловно вызывает подозрение как объект заинтересованности и автоматически вынуждает к первоочередной тщательной перепроверке более серьезными органами контроля, которые, даже из «конфетки сделают говно»!

При всей бредовости положения приходилось на месте показывать и «обучать» своих малограмотных оппонентов, что такое «завалы», критерии ширины пасек и размеров порубочных валов, сохранение подроста и т.п. Даже как пользоваться навигационными приборами, чтобы проверить, например, технологическую схему разработки лесосеки.

Можно только догадываться, как молодой инспектор будет действовать при выявлении незаконной рубки, застигнув на месте преступления нарушителей. Должностная инструкция учит лишь формальности, практического опыта же у «юных дарований» нет – ему неоткуда взяться! Например, как во время надзорных мероприятий, когда инспектора проводят, как правило в одиночку, поговорить со стариком пенсионером, который комуниздит лиственные насаждения на дрова, у которого, при виде государственных эполетов случается настоящий инфаркт и как при этом составить протокол о правонарушении? Как молодой, 19-летней девушке, участковому лесничему (у меня было такая, из личной практики), выяснить у бородатого двухметрового лесоруба, у которого несколько судимостей за плечами, на каких основаниях он проводит рубку в данном участке леса? Ведь до сих пор существуют и вооруженные ОПГ, которые контролируют значительную территорию, которая прилегает к месту незаконной рубки.

черный-лесоруб картинки

Опытные специалисты, лесничие со стажем, при патрулировании могут заподозрить «неладное» еще до прибытия в проверяющий участок леса. Профессиональное чутье развито с годами и передачей опытом достойным наставником-предшественником. Лесничий берет во внимание сведения об действующих разработках лесосек в тех или иных кварталах своего контролирующего участка, знает время освоения делянки, марки лесозаготовительной техники, работающей на данном участке, лесовозные дороги и прилегающие дорожные «усы» к этим дорогам. Лесничий может распознать колесные протекторы, которые относятся к лесовозной и лесозаготовительной технике, которая направлялась в лес и может вызвать подозрение. Не обходится без внимания и количество проходимой техники по интересующему маршруту. По звуку работающих бензомоторных пил, лесничий может предугадать, в каком приблизительно участке леса работает лесозаготовитель и на каком расстоянии от него (инспектора). Все это и многие другие факторы лесничий сопоставляет и в зависимости от сложившийся ситуации принимает решение – продолжить надзор одному или вызвать коллег, или правоохранительные органы.

Именно основной проблемой федеральных органов государства, является отсутствие профессиональных кадров в лесной охране, в частности лесников-практиков, которые на своей «шкуре» испытали все ухищрения лесных браконьеров, нюансы в «партизанской тактике» черных лесорубов, поддельной документации, коррупционных сделках и т.п.

коррупция-и-незаконная-рубка картинки

Для реального противоборства с незаконной рубкой необходимо не только возглавить участковые лесничества опытными специалистами, но и привлечь их в полевую практику надзора и контроля. Обязать систематически стажировать молодых инспекторов в натуре – в непосредственных закрепленных лесных участках. Уделить именно этому вопросу заостренное внимание.

Наземный надзор за состоянием лесов и контроль за лесозаготовками крайне необходим. Хоть Рослесхоз и проводит аэрокосмический мониторинг за лесным фондом, однако улучшений по поводу незаконной рубки не так уж и много. Проверить объем, интенсивность рубки и породный состав вырубленной древесины на выборочных рубках и на рубках ухода спутник или самолет не в состоянии.

Еще одной глобальной проблемой в отношении незаконных рубок леса является и тот факт, что должностные лица лесного контроля (да и местных администраций) зачастую сами втянуты в теневой лесной нелегальный бизнес. Их профессиональные знания, которые мы затрагивали выше, плюс технология лесозаготовок, нюансы учета вырубленной древесины, особенности её вывозки и реализации, широкий круг покровителей в органах власти, силовых структурах, судебной и следственных связей, позволяют беспрепятственно и безнаказанно продолжать наращивать объемы и количество незаконной рубки. Анализируя новые законопроекты и законы в лесной структуре, нововведения в лесном контроле и надзоре, вовлеченные в лесное браконьерство, специалисты лесного хозяйства, позволяют сообществу черных лесорубов изменить тактику и стратегию в добыче нелегального леса, замести следы совершения преступления.

коррупционер-в-лесной-отрасли картинки

В завершении поста о лесничествах в теме о незаконных рубках, хотелось бы отметить, что беспредел в добыче древесины недопустим – с ним необходимо бороться! Насколько виновны сотрудники госконтроля, вовлеченные в систему незаконной рубки, вопрос сложный и неоднозначный.

Написать комментарий